Моя история

В тылу как в бою.
                                                                           Репетева Алина
      Моей прабабушки  Маруси, Пантюхиной Марии Петровны, к сожалению,  уже  нет в живых, её не стало три года назад, но я её часто вспоминаю. Жизненный путь Марии Петровны был трудным, потому что на долю прабабушки выпали большие испытания, много горя. Когда мы оставались одни дома,  я просила её рассказать о том, что было раньше. Таких рассказов я слышала много, ведь прабабушка Маруся прожила  восемьдесят четыре года. Но больше всего мне запомнились те, что связаны с Великой Отечественной войной.
     Чёрная весть о начале страшного события застала её  в родной деревне, в селе Плоское Орловской области. В ту пору прабабушке сравнялось 12 лет, то есть она была почти на два года моложе меня. В их семье было пятеро  детей, и Маруся из них самая старшая. В ту ночь все легли спать пораньше, потому что нужно было вставать чуть свет: в колхозе дали выходной, и взрослые собирались ехать на сенокос, чтобы заготовить сено корове, телёнку, овцам. Маруся должна была остаться дома с  четырьмя младшими детьми, за которыми она присматривала, когда бабушка с дедушкой, папа с мамой были заняты на работе в колхозе или домашними делами. Кроме того, ей нужно было приготовить еду и убрать в доме. Всё шло как обычно. Маруся покормила младших и играла с ними около хаты. Взрослые должны были приехать с покоса поздно вечером, но неожиданно вернулись уже к обеду. Прабабушке запомнились их встревоженные лица, все говорили о войне. Маруся, конечно, не очень понимала, что это такое, хотя волнение передалось и ей, и младшим детям.
     А через несколько дней из дома ушли мужчины – дедушка и папа Марии. Больше их прабабушка никогда не видела: её папа  погиб на фронте в 1942 году. Маруся на всю жизнь запомнила, как бабушка и мама страшно кричали на всю деревню и плакали, причитывая, когда прочитали бумажку, принесённую  почтальонкой. Это была похоронка. Плакали вместе со взрослыми и прабабушка, и её  младшие братья и сёстры, хотя до конца не осознавали, какое  страшное горе постигло их семью.
    Судьба Марусиного дедушки, а моего прапрапрадедушки была ещё страшней: Игнат Фролович попал в плен под Харьковом в 1942 году, но никаких известий об этом в семье не было. Спустя много лет, уже в наши дни, в год 70-летия Великой Победы,  мы узнали, что он два года провёл в немецких лагерях, где умер от непосильного труда, голода и холода. На сайте мы нашли его документы, анкету, заполненную на немецком языке, из которых и узнали о судьбе своего предка. С фотографии на меня смотрит незнакомый измождённый человек, и я пытаюсь представить то страшное время, искалечившее судьбы моих родных.  Но Мария Петровна об этом уже  никогда не узнает.
     А знала она все тяготы лютого времени, легшие на детские плечи. После страшных известий о погибшем муже и сыне ушли из жизни бабушка и мама Маруси. Дети остались одни. Прабабушке к тому времени сравнялось 15 лет. Она должна была выполнять всю работу по дому, по хозяйству, ухаживать за братишками и сестрёнками. Самый младший братик не выжил: он подорвался на мине. Это было очень страшно, соседи помогли его похоронить.
    Жилось необычайно трудно: приходилось много работать не только дома, но и в колхозе. Кроме того, летом подростки  рыли окопы. А когда в селе  хозяйничали фашисты, было очень страшно и опасно. Немцы забрали у детей тёлочку, которая давала им молочко,  есть стало совсем нечего. Маруся вместе с братом и сёстрами часами бродила по лесу, собирая всякую траву, корешки, ягоды, из которых  дети готовили себе пищу. Весной, когда снег таял с огородов, дети собирали картошку, брали  даже гнилую. Есть хотелось постоянно, сил работать было очень мало, отдыхать не успевали. Прабабушка часто повторяла: «Как мы выжили, не знаю!»
     Только чудом Маруся и другие подростки из деревни избежали тогда  угона на чужбину. Однажды их всех согнали в одно место и стали делить на партии, чтобы подготовить к отправке в Германию. Семьи были тогда большие, все многодетные, подростков собралось много. Но тут подоспели наши бойцы, отбили детей у фашистов.
    За два года до окончания войны в их лесах действовал партизанский отряд. Прабабушка с другими подростками носила им еду – жители отдавали последнее, не жалели для бойцов, потому что все хотели приблизить окончание войны. И хотя больших боёв, бомбёжек в этих местах  не было, было опасно, страшно, как на войне.
     Прабабушка рассказывала и плакала, я вытирала ей слёзы платочком и старалась рассмешить. И только сейчас я стала понимать, что у прабабушки  совсем не было детства. Я живу  в мирное время, у меня много интересных дел. Я люблю кататься на велосипеде, хожу в танцевальный кружок, мы играем с друзьями в разные игры, посещаем музеи и концерты. А  Маруся, её младшие братья и сёстры были  лишены даже маленьких  радостей. Это только условно считается, что они жили в тылу. Война была во всём, она сделала жизнь детей невыносимой, заставила их рано повзрослеть и взять на себя ответственность, как сделала это пятнадцатилетняя Мария, вырастившая младших сестёр и брата.
      Мне сейчас неловко, что мы подсмеивались над тем, что прабабушка Маруся всегда запасала хлеб и ела его очень много, а ещё она любила сладости. Я теперь стала понимать, почему так: в войну и после войны дети сильно голодали и мечтали о том, чтобы вволю наесться хлеба.
     Война несёт ужас, смерть, разрушения и страдания. Но благодаря моей маленькой, но сильной прабабушке Марусе, потерявшей в той страшной войне, ворвавшейся в мирное орловское село, почти всех своих родных и близких, продолжился наш род. Я навсегда сохраню о ней память.