Моя история

«Моя семья в летописи Великой Отечественной войны»

Это нужно — не мёртвым!

Это надо — живым!

Я, Гуров Константин, двенадцатилетний ученик,  хочу признаться, что о Великой Отечественной войне знаю совсем немного. Я родился в счастливое, мирное время.  Впервые я   услышал о войне от своей мамы, учителя истории нашей школы, которая руководит школьным музеем Боевой Славы Центрального фронта имени К.К. Рокоссовского. Мы пришли с классом  в музей на экскурсию и узнали много интересного и трагичного из  истории нашей страны в годы Великой Отечественной войны. С нескрываемым интересом и охватившим нас ужасом мы смотрели на  сохранившиеся артефакты войны: разорвавшиеся миномётные  снаряды,  гильзы, солдатские каски, пробитые пулями, газеты военных лет,  солдатские письма домой с фронта и похоронки...

Нам разрешили подержать в руках и почитать  эти  письма. В солдатских треугольниках не было жалоб, страха. Все письма были пронизаны заботой, любовью  и тревогой  о близких,  которые остались на территории, оккупированной немцами. В письмах солдаты  рассказывали о том,  как они бьют ненавистного врага, скучают по жёнам, детям и, конечно, о близкой встрече и  Победе.

        После посещения музея, я долго находился под впечатлением от услышанного. Я задавал себе вопрос,  что я знаю о жизни своей семьи в годы Великой Отечественной войны.  Ещё больше  интерес узнать историю своей семьи появился  после того, как мы  с мамой и папой  сходили в кинотеатр на фильм «Сталинград» и «Оборона Севастополя». Я  попросил их помочь мне собрать информацию об истории нашей семьи  в  годы войны.


Для реализации моей задумки мы привлекли в первую очередь мою бабушку, а также всех родственников, живущих в разных городах  нашей страны. Из рассказов родственников я понял,  что горе и беда не обошли стороной  моих родных и близких. В самом пекле войны побывали мои два прадедушки, прабабушки, бабушка и дедушка по маминой линии.  Об этом и пойдёт мой  рассказ…..

Дружная семья моих прабабушки и прадедушки  Кабардина Василия Николаевича и Кабардиной Акулины Николаевны проживала в  славном  историческом городе Воронеже, расположенном по берегам реки Дон, городе, в котором великий Пётр I заложил первую верфь.

    Семья была большая. В семье было пятеро детей: Гавриил, Мария, Иван, Дарья и Антонина, моя бабушка, родившаяся  20 марта 1941года. Семья проживала в ведомственной квартире авиационного завода, т.к.  прадедушка Кабардин Василий Николаевич долгие годы работал на заводе техническим специалистом. После получения  образования   старшие дети Гавриил и Мария тоже стали работать вместе с отцом.  Гавриил работал  инженером, а Мария  сборщицей в одном из цехов.

Семья была дружная. Любили читать,  по выходным дням посещали  местный театр, прадедушка водил в цирк средних детей - Ивана  и Дарью. Василий Николаевич и Акулина Николаевна были активными участниками заводского хора. Прадедушка пел баритоном, а прабабушка дисконтом.  В доме  всегда пахло пирогами, вкусной едой. Прабабушка Акулина Николаевна была знатный кулинар. Дома всегда  царил порядок и уют.

    1941 год  был особенно радостным.   В семье  20 марта 1941 года родилась ещё одна дочь - моя бабушка Антонина.  Эта радость длилась ровно 3 месяца.  

Голосом  диктора Левитана пролетела по стране страшная весть о том,  что началась война.  22 июня 1941 года в дом Кабардиных   вихрем ворвалась беда. Василий Николаевич  накануне войны  по состоянию здоровью   с основной работы перешёл на лёгкий труд и не подлежал мобилизации на фронт. А старшие дети, Гавриил и Мария,  были военнообязанные,  и так как завод подлежал эвакуации, в город Казань  они обязаны были  следовать с заводом к месту назначения.  Провожая  на вокзале своих детей, Василий Николаевич и Акулина Николаевна  не могли и представить, что больше никогда с ними не встретятся. Обнимали  и целовали   их в последний раз. Сын и дочь погибли  во время бомбёжки, не доехав до Казани. Бомба попала именно в тот вагон, где находились Гавриил и Мария.  В вагоне погибли все их друзья и коллеги. Прадедушка и прабабушка узнали об этом из запроса уже после окончания войны.  Оставаться в городе становилось всё опасней. Участились налёты немцев на город. Бомбёжки не прекращались. Для жителей в подвалах были оборудованы бомбоубежища.     

Однажды прадедушка и прабабушка, собравшись рано утром  и оставив маленькую дочь на попечение старших детей,  ушли за город окучивать картошку, на участок,  выделенный им заводом.  Заканчивая работу,  они увидели, что на город летит чёрная туча немецких самолётов. Бомбить начали с окраин, а   на центр города  сбросили  тысячи бомб. Гул  и взрывы не прекращались очень долго.

        Испуганные люди долго  лежали в картофельном поле, боясь поднять головы. Одна мысль не покидала их,  как там дети?   Спустя время всё стихло, улетели самолёты.     Вместе с другими людьми   прадедушка  и прабабушка  бежали в город.     Прибежав на свою улицу, они увидели страшное зрелище.   В их дом попала бомба, отколола часть стены именно их квартиры, в одной из комнат были дети.  У прабабушки подкосились ноги, от  предчувствия чего – то страшного и непоправимого. Соседи   сказали,  что старший сын Ваня не растерялся, когда прилетели самолёты, прибежал с улицы,  взяв сестричек,   Дашу и Тоню,    отвёл  в бомбоубежище.  Девятилетняя Даша  потом рассказала, что когда бомба попала в дом, она маленькую сестричку держала на руках, и их взрывной волной выбросило в другую комнату. Это их и спасло. Увидев живыми и невредимыми своих детей, которых Ваня вёл из убежища, прабабушка и прадедушка  поняли, что в Воронеже  оставаться без  жилья им будет  трудно. Они приняли решение  перебираться в Курскую область на родину прабабушкиных родителей в деревню Жеденовка  Хомутовского района.
        Некоторое время прожили ещё в сарае, а когда собрали всё необходимое в дорогу,  двинулись в путь. Три долгих месяца добиралась семья  до деревни Жеденовка.

Неоднократно  беженцы попадали под бомбёжку. Ночевать приходилось везде: и в лесах, и в полях, и  у добрых людей, которые давали им ночлег и подкармливали, как могли. В деревне их приютили родственники, дав им  пустую маленькую хатку.  Семья стала привыкать к  деревенской жизни,  прабабушка и прадедушка  и их старший сын Ваня сразу стали работать  вместе с деревенскими жителями. Маленькая моя бабушка Тоня оставалась на попечении сестры Даши.

Спокойствие длилось недолго, вскоре в деревню пришли немцы.  Собрав всех жителей села,  они объявили о своих новых порядках о том,  что теперь все жители должны работать  на «Великую Германию».

          Наступили тяжёлые и мучительные месяцы оккупации. Самые страшные и трагичные события Кабардиных будут ещё впереди. Гитлеровцы выгнали жителей из своих домов. Им приходилось жить в основном в подвалах. Отобрали всё,  что можно из продуктов питания. Самых крепких парней и девушек села выбрали  для угона в Германию. Ваню спасло то, что он был высокий, но худенький паренёк и немцам он не приглянулся во время отбора. Остальные жители каждое утро обязаны были идти  на торфоразработки. Немцы с автоматами ходили  вокруг работающих людей, вызывая ужас своим видом. Самое страшное было то, что среди местных жителей нашлись люди, которые стали пособниками немцев, став полицаями. Порой полицаи вели себя более жестоко, чем сами фашисты.

Вскоре прадедушка и прабабушка стали замечать, что,  невзирая на комендантский час,  их сын Ваня стал пропадать по вечерам, возвращаясь,  домой под утро. На их вопросы он отвечал, что проводит время с  местным школьным учителем, с которым очень подружился. Так продолжалось с осени 1941 года и всю зиму 1942 года.

И вот настал тот трагичный день в семье прадедушки и прабабушки.  Ваня  снова собрался идти,  якобы к учителю домой. Прабабушка Акулина  Николаевна как чувствовала,  не хотела никуда отпускать сына из дома,  уповая на то, что  слишком много полицаев понаехало в деревню. Ваня успокоил её, что уходит  ненадолго, и всё будет хорошо. Но не вернулся он  ни ночью, ни утром.  Тревога и страх  не покидали родителей. Как всегда выйдя утром на работу,  они узнали страшную весть, что Вани больше нет. Его вместе со школьным учителем расстреляли немцы. Несколько дней  не разрешали хоронить, чтобы ещё больше нагнать страха и ужаса на жителей. Акулина Николаевна и Василий Николаевич и предположить не могли, что их сын Ваня являлся связным партизанского отряда.  В ту роковую ночь, передавая сведения партизанам,  столкнулись  с  полицаями.  О том, что Кабардин Иван Васильевич, связной партизанского отряда имени Боженко, располагавшегося в Брянском лесу,  прабабушка узнала после войны.

Прадедушку подкосила смерть любимого сына,  и он вскоре умер. Акулину Николаевну вызвали в Хомутовский райком партии и районный военкомат  после окончания войны  и сообщили, что сохранились архивные документы списков партизанского отряда имени Боженко, в которых Кабардин Иван Васильевич проходит как связной партизанского отряда. Ей вручили соответствующие документы. До конца жизни она получала военную пенсию  по потере кормильца за своего невинно погибшего сына. В летописной истории села Жеденовка он проходит  как безвинно замученный житель. Всего лишь за один год войны семья из семерых человек сократилась вдвое. Прабабушка осталась одна с двумя дочками, моими бабушками. Работала  в колхозе, а после работы научилась валять валенки. Ночами напролёт она выполняла заказы земляков. Они платили ей картошкой и другими продуктами.  Жить стало полегче, когда немцев выгнали из деревни советские солдаты.

9 мая 1945 года жители деревни встретили в поле. Колхозники готовили пашню под посев. Прибежали на поле два мальчишки и сообщили, что приехали представители из района с новостью. Все бросились в деревню. Там они и узнали радостную весть, о том, что советские солдаты догнали  фашистов до их логова и водрузили знамя Победы над рейхстагом.

Сначала все радовались и ликовали, но постепенно  радость перешла в плач.  Плакали женщины, смахивали слёзы старики, обняв матерей,  плакали дети. Не было ни одной семьи в деревне, кого бы ни затронула война. Все понимали, что никогда они не соберутся все вместе  со своей семьёй во время праздника за одним столом, не обнимут погибших мужей и сыновей.  Прабабушка тоже  стояла и плакала, обнимая дочек. Не было больше мужа, сыновей и дочери.

Семья осиротела. Но  надо было жить дальше, поднимать на ноги детей. Акулина Николаевна смогла одна воспитать дочерей, дать им образование и гордиться ими до конца жизни. Старшая дочь Дарья всю жизнь проработала и прожила в столице Грузии городе Тбилиси, уехав туда с мужем и  двумя дочерьми. Младшая дочь  - Тоня, с которой бабушка жила до самой смерти, получила  образование библиотекаря,  долгие годы работала в сфере культуры. Сорок лет отработала заведующей Жеденовской сельской библиотекой. Моя бабушка, Короткова Антонина Васильевна,  ветеран труда. Именно она помогла мне составить летопись нашей семьи в годы войны, опираясь на рассказы и воспоминания своей мамы и сестры.  Меня огорчает то, что в нашей семье почти не осталось фотографий довоенного времени. Спешно покидая разбомблённый Воронеж, у семьи не было никакой возможности захватить альбом с  фотографиями.  

Я горжусь тем, что много узнал о жизни своей семьи  в годы Великой Отечественной войны,  прикоснулся к самым трагичным её страницам. Написав сочинение, я дал почитать его бабушке Тоне, она читала и плакала, как будто снова вместе  со своими родителями оказалась в том пекле.

9 мая 2015 года  наша страна будет отмечать 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. Этот день является памятным для каждой семьи, одним из самых важных праздников в истории страны и жизни ее народа. Мне хочется сказать спасибо всем, кто дал мне возможность  родиться в мирное время, учиться и жить счастливым детством.

        Самое главное, что после всего услышанного, я стал  по-другому  воспринимать военные фильмы, стихи и песни о войне. Теперь я чувствую и свою сопричастность к тем далеким событиям. Думаю, что память о войне, людях войны, Великой Победе нужна больше нам – живущим сегодня. Мы должны сделать  всё возможное, чтобы это никогда не повторилось!