Моя история

                    
                    Прошло семьдесят лет со дня окончания Великой Отечественной    
       войны. Сегодняшнее поколение мальчишек и девчонок – это правнуки тех,  кто 
       грудью отстоял независимость нашей Родины, на своих плечах вынес все тяготы 
       и лишения той  войны.  
           В каждой семье, я считаю, должна существовать связь поколений. Эта связь 
      держится  на рассказах родителей, бабушек и дедушек, семейных фотографиях, 
      традициях.
          Я  хочу рассказать о своих прабабушке и прадедушке. Их нет в живых, но я  
      знаю о них из рассказов мамы и бабушки. Прадедушка Барков Тимофей 
      Климович родился в далёком 1903 году, а прабабушка Баркова Прасковья    
      Акимовна – в 1910 году. Родом они из бедных крестьянских семей. Их детство и 
      молодость пришлись на неспокойное время: революция, потом коллективизация.  
      До Великой Отечественной войны прадедушка работал  бригадиром в колхозе 
     «Рассвет», прабабушка – в поле и на ферме. Мужем и женой они стали в 1935 
      году.

Вскоре началась война. На фронт прадедушка ушёл 28 августа 1941 года, оставив дома жену и двух маленьких дочек, одной из которой, моей бабушке было всего несколько дней (она родилась 15 августа 1941 года).Прабабушке пришлось пережить и немецкую оккупацию (в селе Куськино в 1943 году немцы находились 11 месяцев), и отступление. Всё это сопровождалось непосильным трудом. Стойкости придавали письма с фронта, в которых прадедушка  писал, как продвигаются военные действия, что он обязательно вернётся живым. Письма помогали не пасть духом, верить, что так оно  и будет, не только самой, но и вселять надежду маленьким детям.
         Прадедушка вернётся с войны, но это произойдёт только в ноябре 1945 года. А впереди – четыре года военного лихолетья. Из его Военного билета я узнала, что с августа 1941 года по сентябрь 1942 года он воевал в  915 стрелковом полку, а с сентября 1942 года и до конца войны – в армейском отдельном сапёрном батальоне. В октябре 1942 года осколком снаряда его ранило в грудную клетку и в предплечье. Находился на лечении в госпитале, но уже через месяц был в строю. Был награждён Орденом Отечественной войны Второй степени, о чём свидетельствуют записи в общедоступной базе данных: наградной лист от 10 июня 1944 года, Приказ Войскам 33 Армии «О награждении личного состава» от 18 июня 1944 года.
Звание: ефрейтор 
в РККА с 08.1941 года Место призыва: Мантуровский РВК, Курская обл., Мантуровский р-н
№ записи: 32349557

     Орден Отечественной войны II степени

Есть Благодарственная грамота за отличные боевые действия в овладении  городом и оперативно важным железнодорожным узлом Орша – мощным  бастионом  обороны немцев, прикрывающим Минское направление. ( Приказ Верховного  Главнокомандующего № 92 от 27 июня 1944 года). 
В составе пехотных войск прошёл  всю Европу, победу встретил в Чехословакии. В июне 1945 года был демобилизован на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР. Был также награждён медалями    
«За победу над Германией», «За взятие Кенигсберга». 

Трудной и долгой была дорога  домой. Только через семь месяцев он вернулся в родное село Куськино к жене и детям.
   В мирное время прадедушка и прабабушка работали в колхозе , строили дом, растили детей. Прасковья Акимовна и Тимофей Климович прожили долгую, нелёгкую, но счастливую жизнь.   Прадедушка  умер в 1982 году в возрасте 79 лет, а прабабушка – в 2002 году, ей было 92 года.
     Я считаю, что они прожили достойную жизнь, преодолели все трудности и с честью выдержали испытания, выпавшие на их долю
   Моя бабушка часто рассказывает о том, что её мама, моя прабабушка, вспоминала о войне со слезами на глазах: ей было тяжело говорить о том, как её чуть было не расстреляли с ребёнком на руках, как приходилось с детьми скрываться у чужих людей, когда в их доме жили немцы. Поэтому она всегда повторяла: «Только бы не было войны», понимая, что главное для каждого из нас – мир во всём мире.
   Прадедушка и прабабушка были стойкими, сильными духом людьми.  Я горжусь ими и уверена: наша жизнь под мирным небом – это и их заслуга тоже.
    Это документы, которые вот уже почти семьдесят лет хранятся в нашей семье.




      Племянник моего прадедушки  Дятлов  Иван  Егорович не вернулся с войны. 
      

 В нашей семье бережно хранятся  его письма с фронта. Эти  жёлтые треугольники стали семейной реликвией, они передаются от поколения к поколению как самое дорогое наследство. Все письма адресованы маме, сестре моего прадедушки, Барковой Елене Климовне.
                С трепетом и волнением беру в руки заветный треугольник.  Что можно узнать из писем о военной биографии Ивана Егоровича  из далёкого сорок третьего? Находился на передовой, был ранен, лежал в госпитале, выехал из госпиталя в другую часть…  Ни слова о трудностях военной жизни. Понятно, что за видимой лёгкостью скрывается суровая правда того страшного времени. Ведь война – это долгие часы сражений и редкие минуты отдыха, погибшие друзья  и  госпиталя, встречи и прощания, страх за себя и своих близких.
      Читаю письма со слезами на глазах.  «Здравствуй, мама!  В первых строках своего письма посылаю сыновий командирский пламенный привет и пожелания наилучших успехов в вашей жизни»,- так начинаются все письма Ивана Егоровича. В каждом из них чувствуется тревога  за самого дорогого человека: «Мама!!! За всё время я получил от вас только одну открытку. Теперь знаю, что вы живы и здоровы. Я очень рад и счастлив!»         
    Переживания за близких людей не были беспочвенными. Село Куськино  в 1942-1943 годах  было оккупировано немецкими захватчиками , и здесь проходили ожесточённые бои.  В руки попали два письма, адресованные председателю сельского совета. Иван Егорович  в них обращался с просьбой сообщить  о судьбе матери и близких: «Я очень рад, что фашистских извергов изгнали с моей родины. Хочу узнать, жива ли моя мать Баркова  Елена  Климовна  и семья Баркова Тимофея  Климовича.  Я нахожусь на …(зачёркнуто цензурой), бью и буду бить фашистских извергов».
      А  вот строчки  ещё из одного письма: «У меня всё хорошо, не беспокойтесь обо мне. Пока я жив, я вас не забуду».  И далее продолжает: «Об одном прошу, пишите чаще. Тот день, кода получаю весточку из дома, для меня великий праздник!»  Письма из дома  придавали солдату силы, помогали воспрянуть духом, спасали от отчаяния. 
     Страшно ли было ему, двадцатилетнему парнишке, испытавшему на себе весь ужас войны?  Да, страшно!  Но он знал, что защищает свой дом, своих родных и близких, свою землю. 
      «Знайте, сейчас время очень горячее и для нас дорогое», - писал солдат  маме. А в мыслях, конечно же, одно:  сегодня здесь, на фронте, чтобы скоро (как хочется в это верить!) оказаться дома, среди родных и близких. Вот строки из письма, датируемого 10 августа 1943 года: «У меня только одно стремление – скорей уничтожить ненавистного врага, но недалёк тот час, когда закончится война и встретимся, мама, с вами».
    Не суждено было встретиться маме со своим единственным сыном. Скупые строчки  извещения перечеркнули все надежды на будущее: « Ваш сын,  Дятлов Иван Егорович, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 28 декабря 1943 года.  Похоронен в братской могиле д. Самогариха  Невольского района Калининской области».
 
  Это именной список безвозвратных потерь начальствующего состава 282 полка из обобщённого банка данных ЦАМО, где под четвёртым номером значится мой дедушка Дятлов Иван Егорович. 

Позже, уже в 1973 году, на запрос о месте захоронения сына и племянника, пришёл ответ, что младший лейтенант Дятлов И. Е. значится в списках  захороненных в братской могиле  в  д. Турки – Перевоз Ловецкого сельсовета  Невельского района Псковской области.
Семейные архивы (письма, фотографии, награды)  расскажут нам историю семьи, рода. Честная жизнь и служение своей стране таких людей, как мои  родственники Барков Тимофей  Климович  и  Дятлов Иван Егорович, стали основой существования нашей жизни. И пока жива память о  них, они тоже живут. Живут в воспоминаниях родственников, наших воспоминаниях.

    Вот эти весточки с фронта долгое время хранила мама  солдата, теперь они хранятся в нашей семье.