Моя история

Великая Отечественная Война против гитлеровской Германии коснулась каждого человека, жившего в нашей стране. Много лет прошло с той страшной поры, но память о ней жива.

Нет в России такой семьи, которая не сохраняла бы в памяти имена погибших родных и близких в годы Великой Отечественной войны, о пропавших без вести отцов и дедов, о замученных в концлагерях и чудом выживших. 

Из моей семьи сражался в рядах Красной Армии мой прадед Чернов Илья Васильевич. Очень часто слышу рассказы о том не лёгком времени от моей прабабушки Корольковой Татьяны Ильиничны (в девичестве Черновой). Унесла из жизни война многих близких и родных людей, и в первую очередь забрала отца. Родилась баба Таня в 1932 году 22 июля в деревне Безобразово Новосавинского сельского совета Черемисиновского района Курской области в семье простых рабочих. Семья отца, по тем временам, считалась зажиточной. Дед Чернов Василий занимался земледелием: пахал, сеял, убирал, молотил. Имел для этого соответствующий сельскохозяйственный инвентарь: косилку, молотилку, сеялку и лошадей. Помимо своих участков брал наделы крестьян, обрабатывал и выплачивал аренду. За пользование землёй плата производилась в основном хлебом. За счёт этого хозяева арендуемых территорий жили не испытывая особых нужд и лишений. По-крайней мере хлеб на столе всегда был. К труду приучил и сына Илью, отца бабы Тани. Когда создавался колхоз "Коммунар", дед Василий вступил сразу. Сам всё отдал. «Главарь чистки» Илюшка, брат невестки Арины, часто говорил протестующим против порядков новой власти: «Всё ровно в колхозе будете. Отдавайте. Иначе муки понесёте, а в колхозе всё равно все будете!». Вот так дедушка и сделал. За любую работу брались Черновы в колхозе, трудностей не боялись. Отец бабы Тани работал помощником счетовода колхоза. Заметил  Фёдор Михайлович  способности парня к счётному делу. «Лучше всех знает математику Илюха,- хвалился он, - так ловко мне цифры выводит при счёте!». Заметил, да и без внимания не оставил. Ходатайствовал о возможности обучения Ильи в школе счетоводов. Грамотный помощник всегда при деле нужен!!! И вскоре поехал Илья учиться в Щигровскую школу счетоводов. По окончанию обучения вернулся в родной колхоз. Зарабатывал хорошо, много трудодней выходило. За трудодни платили хлебом. Благодаря отцу хлеб в доме был всегда. Семья не голодала.  И, казалось бы, жить, да радоваться: работа хорошая, детки сыты, а семья большая была, 10 человек!!!

Но нет же… Когда началась война, бабы Тани было 12 лет. А как началась война? Да никто и не знает, как она и началась – то толком. Обычный день был, летний, солнечный, тёплый. Ничем не отличался от остальных дней, прожитых ранее. Утро началось, как и всегда, не предвещая ничего плохого. Мужщины погнали в стадо коров, женщины занимались домашними делами. И, вдруг, прибежал отец, встревоженный, бледный и сказал, что «приехал Нарышный, из Черемисиново верхом с худою вестью: началась война!» В скором времени производились наборы добровольцев в ряды Красной Армии. Илья не попал в первый призыв. Комиссован был по болезни. Призвали его осенью, до прихода немцев на территорию района. С призывного пункта, расположенного в п.Черемисиново, направили в г. Воронеж, где получил военную подготовку на курсах и продолжил службу в сапёрном батальоне. Не успел Илья прибыть на место расположения армии, как следом прилетела из дома телеграмма о смерти матери. На похороны Илья приехал. Наслышан он был о деяниях немцев на оккупированных территориях, о грабежах, насилии, беспорядках.  И решил он: не достанется оккупантам имущество, нажитое кровью и потом! Зря, что ли, они трудились, не покладая рук от зари и до зари! Пусть, может, и деткам в трудное время не сгодится, однако и фашисту не особо-то пользы принесёт.

Выкопал яму. Порезал имеющуюся скотину. Наделал ящиков. Засолил мясо. Хлеба в мешки насыпал. Опустил всё в яму и закопал. Сказал матери: «Не хай, зарыто будет. Смотри, что бы не покрали. Дети  голодные будут. Отроешь, откроешь ящик, вынешь кусочек, сваришь, да, хоть, в воду зерно засыпешь». Так мать и делала. Всё, что было в яме, уцелело. В начале войны запасённых продуктов вполне хватало. Ели, конечно, не досыта, но и голодными особо не были. А вот потом туговато приходилось. Большую часть продуктов раскрали на квартирах. А скитаться по квартирам нужда заставила.

Немцы в деревню пришли не сразу.

«И как он быстро дошёл! – Вспоминает баба Таня, не скрывая удивление в голосе. - 22 июня объявил о начале войны, а в октябре уже был в Курске!»

Расстояние до г. Курска составляет примерно 80 км. 

Курск горел! Грохотало всё! «Немец Курск штурмует». – Прислушиваясь к доносящемуся гулу, говорили воевавшие ранее старики, всматриваясь в полыхающее зарево на горизонте. 

Зимой заняли немцы деревню Безобразово. И, как водится, прошлись солдаты по дворам, в поисках провизии. Уводили коров, лошадей, птицу ловили. Почти на окраине Черемисиновского района, на границе с Орловской областью, на берегах небольшой речушки Савинец раскинулась Безобразово. И протянулась вдоль реки на несколько километров.   Расположенные на левом берегу усадьбы пострадали больше всего. Именно сюда пришёлся весь натиск врага. Крытые соломой дома сгорали дотла. Поджигали ночью. 

«Мы лежали, спали. – Обмахиваясь платочком, вспоминает баба Таня. – Мать глянула в окно, мы горим, говорит». Первым загорелся стоящий рядом амбар. Жадное пламя перекинулось на соломенную крышу. Бабушка уже с жизнью распрощалась. Выйти из объятого пламенем здания живыми было не возможно. Ещё немного и рухнет горящий свод, погребая собой спящих домочадцев.

Нет!!! Всех разбудила мама Арина. Всех до одного: и малых и старших, все вышли из горящего дома живые и невредимые. Даже умудрилась мать часть вещей вынести на улицу. «Прежде чем нас вытолкнуть их горящего дома, - голос бабы Тани дрожит от восхищения, а глаза блестят наполненные слезами, - мать каждому ухитрилась всучить по тёплой вещи, кому одеяло, кому тулуп, а старшим досталась целая охапка разного добра».  Зима выдалась суровая, снежная, с метелями, вьюгами. В такую погоду любая тёплая вещица пригодится. Вещи-то мать Арина спасла, а про документы забыла, не успела. Сгорели документы. После войны даты рождения детей восстанавливала по памяти. Вот поэтому и кажется бабы Тани, что, вроде как, старше она на пару-тройку лет… В результате, и «на пенсию пошла позже, чем положено», и, «тогда в 41м, было ей 12, а не 9», согласно полученным документам.

Переправиться через речку помогала соседка Куруся, живущая на противоположном берегу. Наравне с Ариной она каждого из детей на своей спине переносила. Ночь у неё переночевали, а утром старшая дочь Маруся (сестра бабы Тани) собралась идти на свою усадьбу, посмотреть, что сгорело а что осталось.  А что там остаться-то могло. Вся деревня багровым заревом пылала. На месте пожарища только печка и уцелела. Да корова, сбежавшая от немцев во время бомбёжки, грелась возле догорающего сарая. На первый взгляд вещица-то уцелела не значительная. Ну, корова, ещё, куда ни шло - мать-кормилица! А от печки, какой прок-то?!

Э, нет! Старая русская печь впоследствии сыграла огромную роль в жизни Черновых. Благодаря печке и корове семья Ильи Чернова выжила в то страшное время. Прожили у соседки не долго. Выгнала она их в начале весны, не по нраву пришёлся детский крик и смех, суетно уж очень было, шумно. Просидели до вечера на завалинке, прячась по очереди в старый дедов полушубок, да и вернулись на свою усадьбу. Поселились в погребе. Мать достала толстое тёплое одеяло, наслала соломы. Дети и отогрелись малость. Ни к кому из соседей больше не пошли проситься на постой. В печке всегда стояли горячие щи из крапивы. А что бы сытнее было, добавляли в щи молоко. Когда зацвела крапива, и в ней червяк завёлся, в пищу использовали чистотел. Выжили чудом. А только чудо и помогло выжить семье из восьми человек. «Одному человеку кормиться было не чем, а тут – восемь!!!» - С дрожью в голосе вспоминает баба Таня о том нелёгком времени. Собирали наливающиеся колосики, жарили на костре и ели. Мать не пускала, ругалась постоянно. В каждом письме отец просил ее не разрешать детям далеко от дома уходить, предупреждал о том, что большая часть полей заминирована. Да, разве, молодёжь удержишь! Уходили, не спрашивая. Слава Богу, ни на одной мине не подорвались! Трудный выдался 41-й год. Для многих жителей деревни был он последним. Не выдерживал организм ни щей из чистотела, ни хлеба горького лебедушного. От такой еды младший брат Иван заболел, опух, и тогда мать достала уцелевшие вещи, спрятанные ещё до прихода немцев, и понесла в соседние не сожжённые сёла, менять на продукты, чем и спасла сына.  После освобождения г. Харькова чуть легче стало. Присылали откуда-то подсолнечный жмых, или жом, давали на человека по 1 килограмму. За счёт этого и выжили. Построили летом не большой домик, хотя его и домиком не назовёшь, хатка с земляным полом, в место соломы крышу покрыли осокой. В ней жили до конца войны. 

Бои были огромные. Горели земля и небо. Во время бомбёжки в 1941 г ранило старшую сестру бабы Тани Марусю. Осколком разорвало плечо и ногу, вся левая сторона походила на кровавое месиво. Никто не надеялся, что девочка выживет. До самого госпиталя сопровождала мать повозку. Боялась, оставят санитары раненную в поле, надоест им слушать жалобные крики девушки, очень уж стонала Маруся, смерти просила.  Воронежские врачи поставили сестру на ноги. Долго лечилась Маруся в госпитале. Трудно приходилось девочке первое время. Паёк гражданским не полагался. Помогло умение читать и писать. Грамоте Маруся была обучена хорошо. До войны окончила семь классов. За образованием детей отец следил строго. Старшей дочери пророчил профессию учителя. Вот она и использовала своё умение, как могла, - кому прочитает письмо, кому напишет. За свои труды получала вознаграждение, не которые хлебом делились, не которые и весь паёк отдавали. Вернулась домой весной в 1943 году.  В это же время пришло письмо от отца, в котором он прощался с семьёй и сообщал, "что угоняют их на харьковское направление и, навряд ли, там, он останется жив". В июле месяце 1943 года пришла похоронка - ЧЕРНОВ Илья Васильевич, 1905, Черемисиновский р-н, с. Новые Савины, рядовой, 07.1943, пропал б/вести. книга памяти.

Информация из документов, уточняющих потери

- Бабушка, а почему ты плачешь? - спрашивает внучка Полина.

И даже не внучка она вовсе бабы Тани, а правнучка. 

А ведь, правда, бабушка, почему же ты плачешь, почему вздыхаешь тяжело, почему говоришь с не скрываемой дрожью в голосе?

- Ох, деточка моя, - молвила та, смахивая слезу, -  да разве же тебе всего расскажешь, да разве же всего объяснишь.... Прошло столько лет! - тяжело вздыхает она, - А я до сих пор некоторые моменты рассказать не могу. Духу не хватает. 

Смотрю я на бабу Таню, слушаю ее рассказ, жадно ловя каждое слово, и понимаю: Мне есть чем гордиться!

Да!!! МНЕ ЕСТЬ ЧЕМ ГОРДИТЬСЯ!!!

Гордиться тем, что я знаю эту удивительную женщину, вынесшую, будучи малым ребёнком, все тягости невзгод и лишений; женщину, которая не сломалась под тяжестью жизни, не сдалась. "Мой отец, - отдаются эхом в памяти слова бабы Тани, - твердил нам постоянно: "Запомните, дети, до конца своих дней запомните, и передайте своим детям, внукам, правнукам, есть такое слово "НАДО!". И по сравнению с этим словом меркнут все доводы, все отговорки. Есть такое слово "НАДО!". Человеку всегда НАДО ставить перед собой задачу, цель, и идти к достижению заданной цели как бы трудно ему не было. Тиско тебе, землю грызи, на локтях ползи, на коленях сбитых в кровь, только никогда не сдавайся, никогда не падай духом!". Прокручивая как пластинку, шаг за шагом, историю бабы Тани и понимаю, да, теперь я понимаю, откуда берут своё начало упорство и целеустремленность внучки Ильи Чернова; люди никогда не признающие поражений и не удач в своей жизни; люди, которые всегда идут к намеченной цели, какие бы козни, препятствия не чинила бы им жизнь, медленно, упорно, шаг за шагом приближаются к намеченному плану.

Да, есть такое слово "НАДО!".

Да! Я горжусь!!!

Горжусь её мужем, дедом Андреем! Не воевал дед Андрей в рядах Красной Армии против немецких оккупантов; не освобождал Харьков и Сталинград; не участвовал в битвах за Берлин; не водружал флаг на здании Рейстага...

Так чем же здесь гордиться, спросите вы?! Да, не увешена его грудь орденами - за отвагу, за мужество, за смелость. С первых дней войны много раз рвался 18-летний паренёк на фронт ... И много раз получал отказ.  Причиной отказа служило наличие белого билета с графой - не годен к военной службе по состоянию здоровья: острое выраженное заболевание суставов обеих ног ревматоидный артрит. Ревматические боли преследовали его до самой кончины. Таким же заболеванием страдала младшая дочь деда Андрея Валентина. Да и старшая начала ходить поздно, около 3х лет. Много бессонных ночей провела баба Таня, много сил и энергии затратила, а поставила всё-таки ребёнка на ноги. Не довелось деду Андрею защищать с оружием в руках свою родину, однако и в руки  гитлеровцам он не сдался, не поехал работать на "Великую Германию". В ночь, в неизвестность выпрыгнул он в кювейт из грузовика, следовавшего с рабочими в страну оккупантов. На какие только хитрости приходилось идти: и в женское платье переодевался, и в стогах с сеном останавливался, и ночью продолжал свой путь, - а до родительского дома добрался. Стараясь оградить от гнева гитлеровцев свою семью, мать и отца, младших братьев и сестёр, после побега около семи дней он  просидел в холодной яме. И, не известно, сколько ещё дней довелось бы ему так прятаться, не начни Красная Армия активное наступление, благодаря которому враг был изгнан навсегда с родной земли, с территории Черемисиновского района.

Да, я горжусь!

Баба Арина для меня идеал материнства, идеал русской матери. Именно такой и должна быть настоящая мать. На её шее осталось восемь детей, и самым младшим было 2-5 лет. Всех выходила баба Арина, всех поставила на ноги, не отдала в приют, не бросила, не убила. Как бы тяжело не было, а дети всегда были на первом месте, чем и отличается от современных матерей, которые разными способами стараются избавиться от неугодного чада.

Горжусь ветеранами, дошедшими до конца войны; горжусь солдатами, павшими на поле брани; горжусь нашими матерями и детьми, перенесшими на своих плечах холод, голод, разруху.

Горжусь своим народом!

НАШИМ РУССКИМ НАРОДОМ!!!

НИЗКИЙ ВАМ ЗЕМНОЙ ПОКЛОН!!!

И ПОГИБШИМ И ЖИВЫМ!!!