Моя история

Обелевский Григорий Исаакович

Полковник, заслуженный пограничник  Республики Беларусь,
Почётный гражданин г. Гродно

Льется свет по ночам из мерцающих чаш.
Колыбели плывут в тишине.
Начеку, слоено мира спасенного страж, —
Наша память о прошлой войне.
Расул Гамзатов

Когда началась Великая Отечественная война, Грише Обелевскому было пятнадцать лет. Во время эвакуации, на одной из станций, Григорий отстал от эшелона. С этого момента мальчишка научился принимать решения самостоятельно. Через некоторое время он добрался до города Луганска. Комендант железнодорожного вокзала отправил Гришу и много других молодых ребят на эвакуационный пункт. Там было много молодежи. Копали траншеи... Затем отправили работать в колхоз станции Голубовка (немецкая колония) - доили коров.
Вместе с другими подростками Гришу отправили в Сталинград на тракторный завод, при нем находилось ФЗУ, Это был октябрь 1941 года. Учебу совмещали с работой на тракторном заводе. Здесь был налажен выпускник танков и боеприпасов. Вместе с рабочими, среди которых было немало женщин, у станков трудились Гриша Обелевский и его товарищи. Жили прямо в цехах до лета 1942 года.
Когда враг рвался к Волге, Григорий со своими сверстниками подал заявление в военкомат о зачислении на фронт, тем самым, откликнувшись на призыв: «Сталинградцы! встанем все как один на защиту родного города!»
В военкомате не отказали. Добровольцев оказалось двенадцать человек. С военкомата отправили на сборный пункт. Со сборного пункта переправили в Капустин яр, где в деревне Солянка располагался запасной полк. Первого сентября 1942 года переодели в военную форму. В этот же незабываемый день Григорию Обелевскому уже исполнилось семнадцать лет...
В 17-летнем возрасте он получил свою первую боевую награду, которую вручил ему командир дивизии. Награжден 3-мя медалями «За боевые заслуги», орденом «За службу Родине» III степени.
Григорий Исаакович Обелевский закончил боевой путь под 
Братиславой. После окончания Великой Отечественной войны продолжал учебу, затем службу в пограничных войсках на всех участках государственной границы бывшего Советского Союза. Последнее место службы был Гродненский пограничный отряд. Ныне полковник в отставке Обелевский Григорий Исаакович, ветеран Великой Отечественной войны и пограничных войск, проводит большую работу по патриотическому воспитанию молодежи, воинов-пограничников.



Участие в боях за Сталинград.
Особая и самая тяжелая, запомнившаяся страница в жизни Григория Исааковича - это непосредственное участие в боевых действиях в составе 38-й отдельной разведроты 36-й гвардейской стрелковой дивизии 64-й армии в районе Сталинграда. В середине сентября 1942 г. начался второй этап героической обороны Сталинграда. На стыке 62-й и 64-й армий фашисты прорвались к р.Волга. В этой исключительно сложной обстановке 36-я гвардейская стрелковая дивизия была срочно переброшена в район населенного пункта Купоросное с задачей: отбросить прорвавшегося к р.Волга противника. В течение ночи дивизия совершила форсированный марш и к утру  вышла на северную окраину Бекетовки. Особенно тяжелые бои разгорелись за высоту 145, 5, которую местные жители называли Лысой горой. Эта высота была господствующей над окружающей местностью и являлась ключевым для обороны рубежом. Почти два месяца (с 14 сентября по 6 ноября 1942 г.) гвардейцы  36-й  дивизии вели здесь кровопролитные схватки. Много раз разведчики, участвовали здесь в поисках «языка», а также в других боевых действиях. Изрытая бомбами, снарядами, минами «Лысая Гора» неоднократно переходила из рук в руки. Сейчас на Лысой Горе возвышается Обелиск, сооруженный в честь участников Сталинградской битвы. На памятнике слова: «Мир отстоявшим для будущих поколений, слава Вам вечная и благодарность Отечества. Родина чтит эти подвиги, имя которым - бессмертие». 
«Измотав и обескровив противника наши войска, в том числе и 36-я гвардейская стрелковая дивизия  готовилась к контрнаступлению, чтобы сокрушить врага на берегах р.Волга. В начале ноября 1942 г. мы еще не знали, что скоро нам предстоит участвовать в историческом контрнаступлении, но догадывались, что готовится нечто важное, так как нас каждый день, с наступление темноты, посылали в ночной поиск за «языком» в район населенного пункта и балки Песчанки. Выходили по 12-15 человек. Нам объявляли, кто идет в группу захвата «языка», кто в группу прикрытия, а кто в группу, отвлекающую на себя огонь в том случае, если противник обнаружит нашу основную группу захвата. В группу захвата шли наиболее опытные наши разведчики. Однажды мы захватили «языка», но он оказался санитаром и нес в термосе кофе в блиндаж, где находился раненый немецкий офицер. Но от нас требовали более важного «языка» из числа связистов, танкистов, офицеров».
Самым тяжелым  для разведчиков было то, что по возвращению с задания они не досчитывались своих ребят, погибших в ходе столкновений. И как в песне В. Высоцкого поется - «только он не вернулся из боя». Очень тяжело Григорий Исаакович переживал гибель своих боевых друзей.
Накануне контрнаступления разведроту стали усиленно готовить к предстоящей разведке боем, усилили связистами, саперами и ротой автоматчиков. Это разведка боем была самой тяжелой для  разведроты. Об этом есть следующая запись в материалах Центрального Архива Министерства Обороны: «Под покровом темноты группы разведчиков подползли к намеченным для захвата объектам и по условленному сигналу забросали их гранатами. В скоротечном бою гвардейцы овладели 6-ю дзотами врага. Саперы тут же заминировали подступы к ним. И сделали это своевременно. После мощного огневого налета противник бросил в контратаку до 2-х рот пехоты. Советские воины стойко обороняли захваченный рубеж. Гитлеровцы, потеряв десятки солдат, откатились в исходное положение. И так повторялось четыре раза. Мужественно сражались разведчики И.Булатов, И.Гелих, А.Голубев, И.Замятин, В. Иванов, Г.Обелевский (автор этого воспоминания), И.Рязанов, В.Сизоненко, А.Скала, И.Федоров, саперы С.Сафронов, В.Осольцев. Они уничтожили около 200-т фашистов, а 3-х взяли в плен». (ЦАМО, ф.341, оп.5337, д.7, лист 282, центральный архив министерства обороны).
«На всю жизнь запомнилась ночь с 10 на 11 января 1943г. 10 января 1943 г. по плану операции, получившей кодовое название «Кольцо», наша дивизия после мощной артиллерийской подготовки перешла в наступление, впереди двигалась наша разведрота. К середине дня мы овладели населенным пунктом Песчанка и получили задачу в дальнейшем выдвинуться вперед и овладеть аэродромом Гумрак. Был мороз более 30 градусов, весь день 10 января мы двигались по глубокому снегу и с наступлением темноты вышли на подступы к аэродрому. В это время противник открыл сильнейший пулеметный и артиллерийский огонь. Командир нашего взвода Владимир Иванов через посыльных передал: срочно окопаться. У нас, разведчиков, естественно, лопат не было и пришлось на открытой местности, на ледяном поле вгрызаться в землю, делать из снега бруствер, чтобы защитить себя от пуль противника. Пришлось действовать прикладом автомата НИШ и Финским ножом. Всю ночь мы пролежали на льду лётного поля, озябло тело,промёрзли ноги и уши. С рассветом командир роты передал приказ отходить в балку Караватка. Много наших ребят навечно остались лежать в районе аэродрома. Очень тяжело мы пережили гибель наших ребят в эту злополучную ночь, которая сохранилась поминутно в моей памяти. Бесстрашно вела себя в той обстановке фельдшер нашей разведроты - Маша Бабушкина, она оказала первую помощь раненым и нам, обмороженным бойцам».
 В январские дни 1943г.  разведрота, где служил Григорий Исаакович, выполняла различные боевые задания. Вот один из примеров  ночного поиска, в котором  пришлось участвовать непосредственно в группе захвата. «В ночь на 20 января 1943 г. мы пошли в поиск. Под покровом темноты наша разведгруппа незаметно для противника проникла в его тыл и сосредоточилась у заранее намеченного для нападения немецкого блиндажа.
Опытные разведчики Иван Замятин и Владимир Иванов бесшумно скрутили часового, но противник все-таки, что-то заподозрил, стал освещать местность ракетами, открыл стрельбу. Но наши минометчики своим огнем прикрыли отход нашей группы и мы отошли в расположение наших передовых позиций и доставили «языка». Пленный солдат 297-й немецкой пехотной дивизии дал ценные показания. Все участники этого ночного поиска, 12 человек, были представлены к наградам. Здесь в окопах Сталинграда я получил первую боевую награду - медаль «За боевые заслуги», которая самая дорогая для меня. А вручил ее командир 36-й гв. СД, тогда еще полковник, Михаил Иванович Денисенко».
К концу января 1943 г. боевые действия переместились на улицы Сталинграда. В этих уличных боях, как и во все дни наступления, 38-я разведрота находилась в передовых боевых порядках частей и подразделений дивизии, участвовала в уничтожении гитлеровцев, засевших в доме «Союз кино». До центра города - площади павших Борцов оставались считанные метры, но гитлеровцы отчаянно сопротивлялись. Каждый метр брался в ожесточенных боях. Особенно ожесточенный бой проходил в районе городского театра. В это время бойцы, соседней 38-й мотострелковой бригады, пробились к зданию Универмага, в подвале которого, по показаниям пленных, располагался штаб 6-й немецкой армии. И, действительно, вскоре там был пленен гитлеровский фельдмаршал Паулюс и его штаб.   2 февраля 1943 г. на берегах р.Волга прозвучал последний выстрел. В боях под Сталинградом погибли многие м боевые друзья –однополчане Григория Исааковича. На сегодняшний день из  38-й отдельной разведроты 36-й гвардейской дивизии, участвовавших в боях под Сталинградом, остались в живых  3 человека - это Николай Данилович Глод, проживающий в поселке Тарутино, Одесской области, Годкевич Владимир Георгиевич, живущий в г. Смела, Черкасской области и - Григорий Исаакович Обелевский, проживающий в г.Гродно, РБ Беларусь.
За участие в этих ожесточенных боях, за мужество и героизм Григорий Исаакович был награжден медалью "За оборону Сталинграда".



Архивные документы о награждении http://podvignaroda.mil.ru/?#id=1534118502&tab=navDetailManAward